• общественные здания

    общественные здания

Интервью для альманаха «СА.2013»

SA3_209_1Интервью с Владимиром Русановым, директором «Архитектурного бюро 2М» для ежегодного издания Союза архитекторов России – альманах, в рубрике «Мастерские».

ЗАНИМАТЬСЯ РАБОТОЙ,
КОТОРАЯ УВЛЕКАЕТ

Имя волгоградского архитектора Владимира Русанова известно не только профессиональному сообществу. Будучи ярким, незаурядным человеком, наш герой проявляет себя в разных областях социальной деятельности и искусства — он востребованный архитектор, преподаватель вуза, талантливый художник и заводной гитарист

Журналист, Ольга Франко: История возникновения названия и самого бюро «2М» — расскажите, как это было?
Владимир Русанов:  Архитектурное бюро «2М» образовалось в 1990 году и тогда еще называлось «малое предприятие». Это было время, когда стало возможно заниматься собственным делом. Название бюро происходит от первых букв фамилий его основателей — архитекторов Александра Моложавенко и Леонида Микишева. Я стал третьим учредителем и на сегодняшний день являюсь главным архитектором и директором мастерской. Со временем наша команда выросла до 17 человек, среди которых конструкторы, смежники и группа постоянных архитекторов. Из небольшой фирмы мы трансформировались в полноценную проектную организацию.

Когда мы открыли бюро, то дали себе установку: заниматься только той работой, которая нас увлекает, приносит удовольствие. С тех пор стараемся придерживаться этого правила. Мы специализируемся на экспериментальном жилье, на многоквартирных и частных домах. Можно сказать, что это наш конек. Нам интересно строить доступное жилье высокого качества, внедрять новые технологические решения. И у нас это получается — наш многоэтажный жилой комплекс «Старт» получил диплом II степени I Всероссийского конкурса на лучшую организацию, принимающую участие в реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» по итогам 2006 года.

ОФ.: Среди построек бюро есть и общественные здания: Ворошиловский торговый центр, кинотеатр «Спутник», клуб «Молотов Гараж», «Икра».
ВР.: Общественных зданий в нашем портфолио, к сожалению, не так много, как хотелось бы, но они есть, и это необычные места. Например, клуб «Молотов Гараж». В конце 1990-х к нам обратились заказчики с просьбой помочь воплотить в жизнь концепцию, согласно которой на месте ничем не примечательного здания должен был появиться клуб. «Молотов Гараж» получился неординарным и успешным, и хотя его закрыли, в Волгограде клуб до сих пор вспоминают с ностальгией.
В 2012 году мы дали жизнь креативной площадке «Икра», воплотив новую тенденцию в организации рабочего пространства, где атмосферу создают необычные объемно-пространственные решения интерьера. Сейчас это место — центр творческой молодежной активности.
Ворошиловский торговый центр и кинотеатр «Спутник» объединяет то, что это реконструкции старых, технологически и морально устаревших зданий, не отвечающих современным требованиям. «Спутник» в городе Волжском из полуразвалившегося однозального кинотеатра мы переформатировали в многофункциональный досугово-развлекательный комплекс.
Реконструкция Ворошиловского в Волгограде началась в 2002 году. Здание было построено в 70-е годы ХХ века и перестало отвечать современным требованиям центров торговли. После масштабной многоэтапной работы универмаг превратился в ультрасовременный много-функциональный торгово-развлекательный комплекс, аналогов которому в Волгограде не существует до сих пор. Создавать такие вещи приятно, можно сказать, что это чистое творчество.

ОФ.: Сколько лет вы в Союзе архитекторов России? В каких конкурсах союза принимали участие и о каких других конкурсах можете рассказать?
ВР.: Я в союзе с 1996 года. Из мероприятий Союза архитекторов России больше всего запомнился конкурс на проект загородного дома «ДомзагороДом», который проходил в 2003 году.  Это была интересная задумка организаторов с заманчивыми перспективами, и мы решили принять участие вместе с нашими московскими коллегами. Самые же яркие и приятные воспоминания оставил конкурс 20-летней давности «Город на реке». Архитекторы из разных городов и стран отправились на пароходе вниз по реке Волге — от Москвы до Самары и обратно. Тогда мы заняли призовое второе место в номинации «Стрелка в Нижегородской области», нас тогда особо отметил уже покойный Александр Евгеньевич Харитонов, главный архитектор Нижнего Новгорода. А в самом начале карьеры мы приняли участие в конкурсе, который организовал журнал Japanese architecture. Мы были еще совсем молодыми, не были знакомы с мировыми «трендами» в области архитектуры, поэтому нам не удалось дотянуть до достойного места. Но впечатлений хватило надолго! Только представьте, сколько трудностей пришлось преодолеть. Переправить за пределы Советского Союза планшеты — уже победа! Принимали участие и во Всемирном бьеннале архитектуры в Софии (Болгария). В 2009 году стали победителями в номинации «Общественные пространства города» архитектурной премии «U-KON. Арт-проект» и заняли второе место в зрительском голосовании этого же конкурса за ТЦ «Ворошиловский». А в прошлом 2013 году наш проект входной группы на турбазе «Дубровский» был отмечен бронзовым дипломом на XI Форуме архитекторов Юга России.

ОФ.: Вам удается совмещать работу в мастерской с преподавательской деятельностью. Как давно преподаете в ВолгГАСУ? Что вы в первую очередь стремитесь вложить в «воспитание» будущего поколения архитекторов?
ВР.: В университете я работаю уже так давно, что не помню точно, когда все началось. Преподаю архитектурное проектирование на кафедре градостроительства. Я знаю, что ребята, окончив учебу в университете, попадут в архитектурные мастерские или проектные бюро, где им на первых порах не будут давать заниматься творчеством. Там их будут оценивать по конкретным знаниям, по тому, как они ориентируются в нормативных документах, как ведут проектное дело и работают со смежником. Успех в любом деле зависит от знания азов, от умения ориентироваться в законах и правилах. Для меня в первую очередь важно объяснить им это. Безусловно, пытаюсь привить студентам вкус к современной архитектуре. Признаться, здесь не обходится без субъективизма, сложно абстрагироваться от личных предпочтений даже в стенах аудитории.

ОФ.: А какой у вас взгляд на современную архитектуру?
ВР.: Мне очень нравится время, в котором я живу.
Да, сейчас не всё гладко, но я пережил столько смен формаций, что меня, пожалуй, уже ничего не пугает. А современная архитектура имеет глубокое философское наполнение, можно даже назвать это «творчески-мозговым» контекстом. В ней всегда прослеживается авторский стиль, смелая игра с формами, материалами, цветами. Современники часто черпают вдохновение в «нетленных» шедеврах
ушедших эпох, я сам периодически обращаюсь к русскому авангарду, но непременность идеи, некая литературность — это все есть только в современной архитектуре.

ОФ.: Откуда вы сами черпаете вдохновение, берете предыстории для своих будущих проектов?
ВР.: Спонтанное вдохновение — птица редкая, и я научился сначала придумывать историю, потом — образ и проект. Тому же учу и своих дипломников в университете — придумывать легенду, историю, а потом приступать к ее воплощению. Вдохновение нужно не ждать, а черпать из чего-то каждый день: постоянно пополнять знания, знакомиться с работами отечественных и зарубежных коллег, просматривать журналы, бороздить просторы Интернета, путешествовать.
Долгое время меня питала вдохновением Барселона. Я был во много европейских городах, но считаю Барселону одним из лучших. Он настолько разносторонний! Я увидел павильон Мис ван дер Роэ, и он меня захватил, покорил. Там такая мощная идея, такая философия! Для меня это здание стало символом модернистской архитектуры.

ОФ.: Расскажите, пожалуйста, про свою музыкальную группу «69», про эту сторону вашей творческой жизни.
ВР.: Музыкой я занимаюсь с 14 лет. Ребята во дворе играли на гитаре, мне, тоже захотелось научиться. Долгожданную семиструнную мы с родителями купили в Тбилиси, когда ездили к родственникам, — там гитары не были дефицитом. И я начал упорно заниматься. Играл в нескольких музыкальных коллективах. Сначала в университетской группе, потом попал в более серьезный музпроект. Шел 1988
год — расцвет русского рока, вышедшего из подполья бунтарского движения. И мы тоже создали группу, которая просуществовала до 1993 года. Спустя 10 лет мы собрали «69», которая существует по сей день. Участники группы — люди разных профессий. К счастью,

Рубрики